+7 (499) 246-91-79 e-mail: info@rapid-stz.ru
РУС | EN

Статьи

Дорога в никуда

К чему может прийти сообщество производителей сейфов при неграмотном подходе к вопросам сертификации продукции.

БОРИС БАЖЕНИН, ЭКСПЕРТ ПО СЕЙФАМ

Речь пойдёт о «европейской ассоциации систем безопасности» и её сейфовом подразделении ECB-S. Любая система хороша, когда она работает, и результат этой работы совпадает с ранее заявленным.

Порок европейского стандарта EN1143 заключается в том, что после неоднократных переводов текста между разноязычными рабочими группами, по незнанию специфики процесса переводчиками, последние свели на нет изначально заложенную идею, создав платформу для завышения результатов и, как бы у нас это сформулировали – коррупционной ёмкости.

Новостью концепции EN1143 было выделение таких актуальных для оценки эффективности взлома параметров как «разрушительная сила инструмента» и «сложность доставки инструмента к месту работы». Разрушительную силу назвали «коэффициентом инструмента», а сложность доставки – «базисным значением инструмента». Логика во всей этой формализации была совершенно очевидная. Воздействие молотком и зубилом в несколько раз менее разрушительно, чем при применении перфоратора. Сложность доставки инструмента весом в 5 кг больше, чем килограммового молотка, но меньше чем «болгарки», которой дополнительно требуется электропитание. При задаче открыть быстрее используется более разрушительный инструмент. Умножение разрушительной силы (коэффициента инструмента) на время использования самого инструмента даёт некую характеристику, описывающую способность сейфа к сопротивляемости взлому. Придуманные специально для этого стандарта «единицы сопротивления» и представляли собой помноженный коэффициент инструмента (он же разрушительная мощь) на время его использования плюс затраты на его доставку, оно же «базисное значение». Причём интересно, что «все своё, что с собой», то есть руки, булыжник из мостовой и прочее, что можно принести в кармане или найти на месте, инструментом не считалось и, при использовании для взлома, в расчёт не бралось.

Все разумно. Казалось, что найден, если уж не философский камень, то критерий оценки истины. Но в процессе работы над документом, обменом проектами стандарта между разными странами, в результате многочисленных переводов с языка на язык, исполнители, видимо не очень владеющие основами элементарной математики или вообще не понимая, зачем вся эта история затевается, вместо умножения времени использования инструмента на его коэффициент, вставили перемножение суммарно затраченного времени на максимальный из использованных коэффициентов инструмента.

Теперь, чтобы получить сейф высокого класса, достаточно взять самый неэффективный инструмент типа гвоздодера (коэффициент инструмента равен 5 и базисное значение тоже 5) и пару часов ковырять им сейф без особого успеха.

Затем взять какой-нибудь бур с алмазной коронкой (коэффициент инструмента 35и базисное значение аж 300) и даже не обязательно им что-то делать, достаточно поскоблить образовавшийся от гвоздодера заусенец пару секунд. В итоге все время применения гвоздодера помножится на коэффициент алмазного бура. Сейф 13-го класса готов.

При задаче открыть быстрее используется более разрушительный инструмент. Умножение разрушительной силы (коэффициента инструмента) на время использования самого инструмента даёт некую характеристику, описывающую способность сейфа к сопротивляемости взлому.

При таком подходе оформление сертификатов гораздо «упрощается». Факт включения газовой горелки напротив одностенного почтового ящика уже дает выполнение норматива на первый класс. Факт того, что тем же гвоздодёром эта дверь за пару секунд отрывается, в расчёт можно уже не брать.

По этой же причине достаточно сложно при контрольном испытании «опрокинуть» сертификат на первый класс. Да и со вторым классом тоже могут возникнуть проблемы. Отечественные производители металлической мебели тонко почувствовали конъюнктуру и воспользовались моментом. Стало не обязательно даже покупать сертификат. Можно все организовать более или менее честно. Формально зайдя в лабораторию, провести испытание с использованием завышенного инструмента и получить протокол не только испытаний, но вполне прилично выглядящий протокол измерений, из которого любая проверяющая инстанция (коих нет пока, да вдруг появится) сможет убедиться: да, действительно, горелку жгли, буром бурили. На основании именно этого протокола можно выписывать совершенно законные сертификаты. Счастливы все участники рынка: дешевая продукция, официальная сертификация, а то, что реальный взлом не составит никакого труда даже у неподготовленного взломщика – никого не интересует.

К чему стремится так называемая «ассоциация сейфопроизводителей»: создать свою карманную лабораторию, которая будет радоваться собственной продукции и по желанию «оттягиваться» на чужой. Вслед и европейские продавцы начнут такие протоколы принимать. Главное – пристроить иллюзию в доверчивые руки.

Мы не одиноки, и далеко не пионеры: на европейском рынке начала 2000-х, в процессе перехода на новую европейскую валюту, всем банкам потребовалось новое сейфовое оборудование. Заказов досталось всем производителям, даже мелкие сейфостроители были ими буквально завалены. Тогда и была образована «общеевропейская ассоциация» систем безопасности, она же ESSA, внутри которой сгруппировалось сейфовое подразделение ECB-S.

Совершим небольшой экскурс в историю: во времена раздробленной Европы у каждого уважаемого игрока был свой орган по сертификации: в Германии – VdS, у французов – A2P, британцы гордились LPSB. Все остальные ориентировались на три основных стандарта, и каждый производитель, желая торговать сейфами в соседней стране, был вынужден проводить испытания по стандартам соседа. Мейджоры жёстко конкурировали и не признавали чужие сертификаты.

Поскольку экономическим паровозом, объективно говоря, была Германия, то для большинства VdS был фактически неизбежен. При этом, надо отдать должное, немцы из лаборатории VdS не зря славились своей жёсткостью: никто и никогда даже и не пытался рисковать. Любой и каждый сейф с германской табличкой гарантированно выдерживал все тесты, а тех, кто однажды не выдержал, история уже забыла – существовал отточенный контроль, в том числе и производства.

Счастливы все участники рынка: дешёвая продукция, официальная сертификация, а то, что реальный взлом не составит никакого труда даже у неподготовленного взломщика – никого не интересует.

В процессе объединения Европы возник вопрос – кому все должны доверять? По причине взаимной долголетней конкуренции, никто из уже существовавших общего одобрения не получил. Единственный нейтральный голландский European Safe Rating Committee закончил свое существование в связи с уходом на пенсию основного идеолога.

В итоге сформировалась уже упомянутая ECB-S и практически с нуля, в течение нескольких лет, ее сотрудники обхаживали основных производителей, предлагая им вступить в ассоциацию, чтобы в дальнейшем иметь право размещать на продукции унифицированные европейские таблички. Не имея своей испытательной базы и, соответственно, возможности проверить, что за продукция отныне будет обладать правом нанесения номерных табличек ECB-S, они начали «сертифицировать» всех, полагая, что наученные строгими законами и будучи порядочными, производители не допустят даже мысли о возможности завышения результатов.

Деятельность «ассоциации» полностью зависит от количества проданных (фактически это торговля) табличек и ежегодных членских взносов, поэтому со временем потребовалось срочное увеличение числа «пайщиков». Брать в члены начали всех подряд, практически не проверяя, кто и откуда. Новички из стран бывшего соцлагеря быстро поняли, что к чему, и начали покупать таблички высокого класса и клеить их на сейфы, мягко говоря, не соответствующие заявленным характеристикам. «Ассоциация», не имея механизма отзыва табличек и прекращения членства, оказалась вынуждена сильно удивляться и разводить руками.

Одно из подобных удивлений просочилось в их собственный бюллетень за номером 01/10 от января 2010 года. Особенностью функционирования подобных «клубов по интересам» является то, что ради увеличения собираемости дани, они начинают приглашать к себе всех без разбора. Первоначальные замыслы уходят на задний план, фактические результаты деятельности контролировать некому, и по прошествии некоторого времени, сертификация превращается в сплошную сертификцию.

СПРАВКА
Автор статьи – консультант ведущих мировых производителей сейфового оборудования с 1991 года, в 1994-1998 г.г. участвовал в разработке российского стандарта, был членом технического комитета при Госстандарте РФ, неоднократно принимал участие в испытаниях продукции известных европейских производителей в России и за рубежом, оказывает технические консультации для коммерческих организаций, госучреждений и частных лиц. Автор многих публикаций на тему технической безопасности, контроля качества и аналитических статей. Закончил МФТИ в 1987 г. по специальности инженер-физик.

ООО «Шинон» – официальный поставщик сейфового оборудования – ТРЕЗОР Настоящие сейфы ИНН 7713663204, КПП 771301001, ОГРН 508774616169462 Юридический адрес: 125130, г. Москва, ул. Б. Академическая д.15, корп.1, кв. 126 Выставочный зал: 127254, г. Москва, Огородный пр-д, д. 5, стр. 3, офис 100.

Статьи и аналитические материалы: www.realsafes.ru, www.securesafes.ru, каталог продукции и техническое описание: www.trezor.ru

Контактная информация: тел. (495) 7225261, факс: (495) 7459895, info@trezor.ru


Примечание: Статья была опубликована в журнале "Мир безопасности" № 9/238 за 2013 год.


Возврат к списку